Почему мы считаем себя лучше других или кто богиня дискотеки?

Прежде чем пойти на работу, мы надеваем маску и униформу. У нас есть костюм для общения с друзьями, которые не разделяют наших убеждений, а так же костюм для семьи. Мы в одиночестве не похожи на самих себя в присутствии любовника или друга. Подобно Супермену, мы переодеваемся в телефонной будке, когда сталкиваемся со старыми школьными друзьями в магазине или с бывшей в очереди за билетами в кино. Но стоит нам расстаться, мы переодеваемся обратно и объясняем тому, кто в этот момент был с нами, почему мы так странно себя вели. Он понимает, ведь и ему не чуждо это притворство.

base_a2d4b2af0cИдея о существовании различных личностей в различных обстоятельствах известна давно, однако мы нечасто говорим об этом. Идея настолько стара, что само слово личность происходит от латинского слова persona, которым греки обозначали актерские маски. Эта концепция — актеры и представление, персона и маска —была неоднократно осмыслена на протяжении истории. Шекспир сказал: «Весь мир театр, а люди в нем актеры». Вильям Джеймс сказал, что у человека столько сущностей, сколько людей знают его. Карл Юнг особенно ценил концепцию личности и говорил, что это то, чем в действительности человек не является, но то, чем он является, по мнению его самого и других. Это старая идея, но мы, как и все прочие, наталкиваемся на нее в юности, забываем на время, и неожиданно вновь вспоминаем в течение жизни, когда чувствуем себя позерами или обманщиками. Но это нормально, и если вы никогда не делаете шаг в сторону и не чувствуете себя нелепо, когда надеваете свою социальную маску, то, вероятно, вы психопат.

Социальные медиа искажают картину. В них мы гении связей с общественностью. Мы не только можем создавать альтернативные личности для форумов, сайтов и цифровых курилок, но и в каждом из этих ресурсов контролировать образ этой личности. Остроумные твиты, фотографии наших гурманских изысков на кухне, смешные мемы, новое место, которое посетили — все это рассказывает историю того, кем мы хотим быть, кем нам стоило бы быть. Кликает ли кто-то на эти ссылки? Ухмыляется ли кто-то этому видео? Придирается ли кто-то к грамматическим неточностям в наших ответах? Мы задаем эти вопросы, даже если они не поднимаются на поверхность нашего сознания.

Мы надеваем социальные маски так же, как и любой человек с древнейших времен. У групп тоже есть маски. Политические партии разрабатывают платформы, компании выдают сотрудникам руководства, а страны пишут конституции. Всякое человеческое сообщество, всякий институт, от гей-парада до Ку-клус-клана, стремится к целостности посредством разработки норм и ценностей, которые помогают отделить своих от чужаков. Примечательно, что включившись в некий институт или идеологию, мы просто не способны смотреть на внешний мир иначе, как сквозь эту искаженную линзу, называемую иллюзией асимметричной проницательности.

  • Насколько хорошо вы знаете своих друзей?
  • Видите ли вы, как они немножко врут себе и другим?
  • Знаете ли вы, что их сдерживает, знаете ли вы их скрытые и недооцененные ими же самими таланты?
  • Знаете ли вы, чего они хотят, что они вероятнее всего будут делать в той или иной ситуации, о чем они будут спорить, а на что посмотрят сквозь пальцы?
  • Замечаете ли вы как они начинают позировать, когда чувствуют себя уязвимыми?
  • Знаете ли вы идеальный подарок для них?
  • Случалось ли вам с уверенностью говорить: «Ты должен был быть там.
  • Тебе бы очень понравилось» — о чем-то, от чего вы получили удовольствие за них, как бы по доверенности?

Исследования показывают, что вы, вероятно, чувствуете все это и много чего еще. Для вас ваши друзья, члены семьи, коллеги и приятели — полупрозрачны. Вы с легкостью прилепляете к ним ярлыки. Вы смотрите на них как на художника, ворчуна, халявщика и трудоголика. «Что-что он сделал? А, ну, не удивительно». Вы знаете, кто пойдет с вами смотреть на звездопад, а кто нет. Вы знаете, у кого спрашивать совета о свечах зажигания, а у кого о разведении овощей. Вы полагаете, что можете встать на их место и предсказать их поведение практически в любой ситуации. Вы убеждены, что каждый кроме вас, открытая книга. Разумеется, исследования показывают, что они того же мнения о вас.

Нам кажется, что другой человек должен быть каким-то образом ущербен, иначе он видел бы мир так же как мы — правильно. Иллюзия асимметричной проницательности затмевает нашу способность видеть тех, с кем мы не согласны, глубокими и сложными. Мы склонны видеть себя и те группы, к которым мы принадлежим во всем многообразии оттенков, но других и их группы — как однородные и определяемые только основными цветами, без деталей и полутонов

В 2001 году ученые Эмили Пронин и Ли Росс из Стенфордского Университета с группой других исследователей провели серию экспериментов, чтобы понять, почему люди видят друг друга таким образом. В во время первого эксперимента они просили людей подумать о лучшем друге и оценить, насколько хорошо, по их мнению, они знают его или ее. Они показывали участникам серию изображений айсберга, скрытого под водой в разной степени, и предлагали выбрать то изображение, которое соответствует тому, насколько они знают «истинную природу» своего друга. Их спрашивали, в какой степени истинная природа друга скрыта и видна окружающим? Затем их просили ответить на аналогичные вопросы по отношению к самим себе. В какой степени их собственный айсберг открыт их друзьям?

Большинство людей свой взгляд на друга охарактеризовали как глубокий. Они видели большую часть айсберга над водой. В обратной ситуации им казалось, что понимание друга не так глубоко, и большая часть их собственного айсберга скрыта.

base_451f260ff0Те же исследователи просили людей описать моменты, когда они чувствуют себя собой в наибольшей степени. Большинство,78%, описали нечто внутреннее, ненаблюдаемое — например, чувство, которое они испытали, когда видели успех своего ребенка, или возбуждение, которое они испытывают от аплодисментов после выступления на публике. Когда же их просили описать, в каких сферах, по их мнению, личности их друзей или родственников наиболее показательны, люди говорили о внутренних переживаниях только в 28% случаев. Напротив, они чаще всего говорили о действиях. Мы не можем видеть внутреннего состояния других, поэтому мы обычно и не прибегаем к этим словам, описывая чью-то личность.

Когда исследователи перешли от индивидов к группам, они обнаружили что иллюзия асимметричной проницательности принимает еще более устрашающие масштабы. Они попросили участников в одном случае определить себя как либералов или консерваторов, в другом — как сторонников абортов и как сторонников их запрета. Каждая из групп заполнила опросники о своих убеждениях и об убеждениях другой стороны, затем они оценили, насколько глубоки, по их мнению, знания противников. Обе группы оказались убеждены, что знают об оппонентах больше, чем те о них. То же подтвердилось и в эксперименте с группами разделенными по принципу отношения к абортам.

Иллюзия асимметричной проницательности заставляет нас полагать, что мы знаем о других больше, чем они о нас. Более того, мы знаем о них больше, чем они знают о себе. Это также относится к группам, к которым мы принадлежим.

Исследователи объяснили, каким образом люди становятся заложниками иллюзии наивного реализма, когда они убеждены, что их мысли и воззрения верны, точны и правильны. Если кто-то мыслит отлично от них или не соглашается с ними в той или иной форме, то только в результате предвзятости, чьего-то влияния или их собственного несовершенства.

Нам кажется, что другой человек должен быть каким-то образом ущербен, иначе он видел бы мир так же как мы — правильно. Иллюзия асимметричной проницательности затмевает нашу способность видеть тех, с кем мы не согласны, глубокими и сложными. Мы склонны видеть себя и те группы, к которым мы принадлежим во всем многообразии оттенков, но других и их группы — как однородные и определяемые только основными цветами, без деталей и полутонов.

В тот самый момент, когда мы чувствуем себя в этом теплом комфорте принадлежности к команде, племени, группе — будь то партия, идеология, религия или нация — всех, кто не принадлежат этой группе, мы инстинктивно воспринимаем как чужаков.

По выражению психолога Джонотана Хайдта, наши умы объединяют нас в группы, противопоставляют нас другим группам, ослепляют и не дают видеть правду. В тот самый момент, когда мы чувствуем себя в этом теплом комфорте принадлежности к команде, племени, группе — будь то партия, идеология, религия или нация — всех, кто не принадлежат этой группе, мы инстинктивно воспринимаем как чужаков. Точно так же, как солдаты придумывают оскорбительные прозвища для врагов, у всякой культуры и субкультуры есть в запасе коллекция определений для чужаков, которых по прозвищу удобнее воспринимать как единый коллектив.

В политическом споре нам часто кажется, что другая сторона просто не понимает нашу точку зрения, и если бы противник мог бы с нашей помощью увидеть ситуацию, он бы все понял и, разумеется, присоединился бы к нам. Он просто не понимает, что происходит, потому что если бы он понимал, он не мог бы так думать. Мы же, напротив, уверены, что понимаем его точку зрения и просто находим ее ошибочной и считаем попросту глупой. Таким образом, каждая сторона убеждена, что понимает другую сторону лучше, чем противник понимает как их, так и себя.

В ходе своего исследования Шэрифу удалось в некоторой степени воссоединить мальчиков. Он сказал им, что вандалы нарушили водоснабжение лагеря. Обе группы объединились и совместными усилиями починили водопровод. Позже он подстроил, чтобы один из грузовиков заглох, и мальчики все вместе тянули его, пока он не завелся. Они так в полной мере и не стали единой группой, однако враждебность снизилась до того уровня, который позволил им домой ехать в одном автобусе. Похоже, мир возможен перед лицом общей проблемы, но пока что мы, пожалуй, все-таки останемся в своих группках. Нам кажется это правильным.

Правда в том, что мы все поддаемся иллюзии асимметричной проницательности, но будучи частью современного мира, более тесно горизонтально связанного, не прекращающего движение ни на минуту, мы будем вынуждены преодолевать эту иллюзию все чаще и чаще. У нас появится все больше возможностей встретиться с теми, кто не принадлежит к нашему племени и составить собственное мнение о них. Нашим предкам редко приходилось входить в контакт с людьми противоположных взглядов средствами отличными от оружия, поэтому наш естественный инстинкт — предполагать, что любой, кто не принадлежит к нашей группе, неправ по этой самой причине. Помните, мы не так уж и умны, и то, что кажется нам проницательностью, в действительности нередко оказывается иллюзией.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Свитов Сергей
Статью разместил: Свитов Сергей
Свитов Сергей – Ученик Воронежского Института Практической Психологии и Психологии Бизнеса. Рассматриваю психологию как реальный инструмент изменений и приобретения навыков. Если рассматривать психологию как "супчик для души", жевания соплей, и сантименты, то результаты будут носить случайный характер. Ищите меня в ВКонтакте!

Есть что сказать по теме, оставь комментарий:

Уведомление
avatar
wpDiscuz

Есть что сказать по теме, оставь комментарий:

Есть что сказать по теме, оставь комментарий: