Теория асимметрии мозга (телепередача Гордон №327)

Что означает видовая праворукость и индивидуальная леворукость человека? Можно ли считать, что прогрессивная эволюция сопровождалась закономерной утратой симметрии — асимметризацией, и эволюция шла от симметрии к асимметрии? Какая логика, какой принцип лежит в ее основе? Об эволюционном обосновании асимметрии организмов, мозга и тела — биолог Виген Геодакян.

Материалы к программе:

Из статьи «Асинхронная асимметрия (половая и латеральная дифференциация — следствие асинхронной эволюции)»:

Индуктивное развитие наук (особенно биологических), создавая множество понятийных и терминологических барьеров между разными областями, мешает увидеть общее. Порой достаточно чуть изменить угол зрения, по-другому представить или назвать явления и можно заметить общность, аналогии, новые связи.

Когда целое делится на две одинаковые (симметричные) части, вначале между ними нет никакой асимметрии. Асимметрия появляется как только одна из частей изменяется — эволюционирует. Стало быть, явления асинхронии и асимметрии сопряжены. В результате асинхронной эволюции симметричной системы всегда возникает асимметрия, а превращение симметричной системы в асимметричную всегда означает асинхронную эволюцию подсистем.

Что дает латерализация? Какая логика, какой принцип лежит в ее основе? Почему полушария управляют противоположной стороной тела (эволюционный смысл нервного перекреста)? Что означает видовая праворукость человека? Индивидуальная леворукость? Наконец, почему все это так тесно связано с полом?

Проблема, непонятные факты, существующие теории. Мозг у позвоночных — парный орган. Его разделение на два полушария обусловлено билатеральным планом строения тела, симметрией сенсорных и моторных функций. Каждая половина тела связана с противоположным полушарием мозга (более слабые, эволюционно молодые, ипсилатеральные связи играют второстепенную роль). Смысл этого перекреста считается неясным. Доминирующие контралатеральные связи позволяют определить ведущее полушарие по превосходству или предпочтению органов той или другой стороны, по скорости или качеству выполнения функции.

Считается, что все парные органы человека (легкие, почки, яичники, семенники) функционально симметричны и выполняют идентичные функции, и можно обходиться только одним органом, а полушария мозга в этом отношении представляют исключение. Левое полушарие (у нормальных праворуких) служит для смыслового восприятия и воспроизведения речи, письма, тонкого двигательного контроля пальцев обеих рук, самосознания, арифметического счета, логического, аналитического, абстрактного мышления, музыкальной композиции, пространства цветов, положительных эмоций. Оно обрабатывает информацию последовательно, хорошо понимает время, глаголы, способно на ложные «высказывания». Выключение левого полушария приводит к депрессии. Правое полушарие — для пространственно-зрительных функций, интуиции, музыки, интонационных особенностей речи, грубых движений всей руки, эмоционально-целостного восприятия, синтетического, ситуационного мышления, отрицательных эмоций. Оно обрабатывает информацию одномоментно (холистически), почти не понимает глаголов, абстрактных терминов (таких как здоровье, злоба, радость, религия), не способно на ложные высказывания, понимает юмор. Выключение правого полушария приводит к эйфории.

Вначале, считая асимметрию мозга сугубо человеческим явлением, пытались объяснить ее как следствие уникальных особенностей человека: речи, праворукости, самосознания. Но оказалось, что асимметрия мозга довольно широко распространена у позвоночных.

Не меньше загадок таит и проблема рукости. Пожалуй, из всех парных органов человека, функционально руки самые асимметричные. Подавляющее большинство людей использует почти исключительно правую руку для письма и других видов тонкой деятельности. Исследование представителей разных культур показывает, что число праворуких составляет от 82 до 99%, в среднем около 90%. Одни авторы считают, что так было и в доисторические времена. На рисунках, обнаруженных на стенах пещер и в египетских пирамидах, обычно изображены люди, делающие что-то правой рукой, а анализ оружия и орудий труда эпохи палеолита показывает, что они были сделаны правой рукой и для правой руки. Другие авторы доказывают, что в каменном веке праворуких и леворуких было поровну, в бронзовом веке было 2/3 праворуких, а в наше время еще больше. До последнего времени существовало убеждение, что по признаку предпочтения правой или левой лапы, животные в популяции делятся поровну. Почему же тогда большинство людей является праворукими? И, с другой стороны, почему значительная часть людей все же используют левую руку, несмотря на скрытое, а подчас и открытое социальное давление, требующее от них приспосабливаться к рукости характерной для большинства?

Это и ряд других исследований позволяют заключить, что в онтогенезе, по крайней мере у человека, асимметрия мозга усиливается: она минимальна у новорожденных и становится четче с возрастом. Споры идут в основном о возрасте завершения латерализации. Одни считают, что она завершается в период полового созревания, когда утрачивается способность, находясь в соответствующем окружении, овладеть новым языком и говорить на нем без акцента. Другие — что это происходит примерно к пяти годам, а третьи считают, что асимметрия закладывается еще раньше, что мозг новорожденного по степени асимметрии не отличается от мозга взрослого человека.

Рассмотрение известных фактов и существующих трактовок позволяет сделать следующие выводы:

1. Латерализация мозга — особенность не только человека, но свойственна и многим позвоночным.

2. Половой диморфизм по латерализации также не является сугубо человеческим феноменом, он наблюдается и у животных.

3. Ни одна из существующих теорий латерализации или рукости не может объяснить непротиворечиво явление в целом.

4. Необходимо искать более общие эволюционные концепции. Для этого обратимся к истокам и попытаемся определить сначала место латерализации в более общей биологической проблеме «симметрия-асимметрия».

Эволюция асимметрии (гипотеза). Функциональные признаки организма, как и морфологические, будучи тесно связаны с условиями среды в конечном счете определяются ими. Свойства симметрии не являются исключением. Свободно плавающие в толще воды одноклеточные (радиолярии), а также простейшие многоклеточные организмы (вольвоксовые) имеют максимально возможную симметрию — шаровую, с центром симметрии, с бесконечным числом плоскостей и осей симметрии бесконечного порядка.

Прикрепленные или малоподвижные формы (растения, кишечнополо-стные) имеют радиальную симметрию с несколькими (n) плоскостями симметрии и одной осью n-го порядка.

Для млекопитающих, птиц, насекомых, рыб, ракообразных и других характерна билатеральная (зеркальная) симметрия с одной плоскостью симметрии и одной осью симметрии второго порядка.

Развитие асимметрии в процессе земной эволюции связано с анизотропией экологической ниши. Прежде всего с гравитацией (поляризация низ-верх), с выгодами активного поступательного движения в поисках пищи (поляризация вперед-назад), с локализацией в связи с этим в головной части тела рецепторов и мозга. В результате у билатеральных форм утрачены центр и оси симметрии, а от бесконечного множества плоскостей симметрии шара остается только одна — медианная делящая организм на левую и правую половины. Можно ли считать, что прогрессивная эволюция сопровождалась закономерной утратой симметрии — асимметризапией? Что эволюция шла от симметрии к асимметрии, и в этом смысле латеральная симметрия прогрессивных форм есть последний бастион симметрии, который штурмует асимметрия? Тогда латеральная асимметрия, эволюционно самая молодая, развитие которой ликвидирует последнее направление симметрии и создает трехмерно асимметричную структуру?

Итак:

1. В рамках адаптогенеза полностью изотропной экологической нише соответствует максимальная степень симметрии организмов. Анизотропизация среды, шаг за шагом, приводит к закономерной асимметризации организмов.

2. Если по каждой из трех координатных осей (х, у, z) симметричность организма обозначить «О», асимметричность — «1», то теоретически возможны только четыре типа с тремя переходами между ними. Все они, в принципе, существуют в природе, но только три хорошо известны: шаровая, радиальная, билатеральная, а четвертый тип пока не выделен, не признан и не исследован. Сразу очевидна эволюционная «логика ряда»: от триаксиальной симметрии к триаксиальной асимметрии с трансформацией на каждом переходе одной оси симметрии в ось асимметрии.

3. Если для переходов асимметризации А и Б векторы анизотропии экологической ниши довольно очевидны (гравитация и выгоды целенаправленного движения), в случае интересующего нас перехода В — латеральной асимметризации его предстоит найти.

4. Поскольку переходы А и Б адаптивны, то, по всей вероятности, адаптивным должен быть и переход В, т. е. латеральная асимметрия, как и другие типы асимметрии, является специализацией.

5. Закономерное чередование выделенных типов симметрии прослеживается и в стадиях онтогенеза: зигота, гаструла, эмбрион, взрослый асимметричный (рукость, мозг) человек.

6. Сказанное с учетом растущего числа фактов, говорящих о широком распространении латеральной асимметрии у прогрессивных форм (праворукость, морфофункциональная асимметрия мозга человека, асимметричный череп китов, однополушарный сон дельфинов, тесные связи асимметрии с полом, направление полового диморфизма и т. д.) позволяет высказать гипотезу о том, что современные прогрессивные формы переходят к новому типу — триаксиальной асимметрии того же эволюционного ранга, что и три, предшествующие ей. Итак, латерализация, как и другие асимметрии (верх — низ, голова — тело), является специализацией левой и правой сторон организма и имеет адаптивное значение. Но совершенно неясно какое. С проблемой асимметрии тесно связана еще одна фундаментальная загадка билатеральности, а именно перекрест нервных путей (ипси — контра связей).

Гипотеза нервного перекреста. Как уже говорили, каждое полушарие мозга получает информацию главным образом от противоположной половины тела и управляет этой половиной, т. е. управляющие, информационные связи полушарий с половинами тела реализованы по контралатеральной схеме. В филогенезе этот перекрест появился, видимо, с билатеральным строением организмов, его смысл остается неясным. В отличие от информационных, энергетические связи (кровеносные сосуды) не перекрещены, т. е. имеют ипсилатеральную схему. Казалось бы, ипси-схема проще, чем контра-, тогда почему эволюция пошла на усложнение? Что это дает? Чтобы связать две половины тела? Тогда, почему не перекрещены и энергетические связи? Ведь связь была бы теснее. Здесь предлагается гипотеза, объясняющая эволюционный смысл перекреста.

Поскольку нас интересуют пограничные проблемы между билатеральной симметрией (с ее характерной дифференциацией голова-тело) и триаксиальной асимметрией (с дифференциацией левое — правое), наложение этих двух дифференциаций образует систему из четырех подсистем: двух управляющих (левое и правое полушария мозга) и двух управляемых (левая и правая половины тела). Если информационные и энергетические связи между управляющими и управляемыми подсистемами организма могут иметь или ипси- или контра-схему соединения, то в принципе, возможны четыре комбинации. Из них две дискордантны, две конкордантны.

Природа реализовала только первую комбинацию. Почему? Чем она лучше остальных? Все дело в том, что конкордантные комбинации образуют положительную обратную связь, нарушающую равновесие.

Если были бы реализованы они, то было бы невозможно билатеральное (соразмерное) развитие организма: одна половина тела могла гипертрофироваться, вторая атрофироваться (кстати, если известны такие аномалии развития или болезни, предлагаемая трактовка может объяснить их причину). Стало быть, природа должна была осуществить одну из дискордантных комбинаций, которые образуют отрицательные обратные связи, поддерживающие латеральное равновесие.

А почему из дискордантных была выбрана именно первая комбинация? Видимо, она проще в реализации, так как проще перекрещивать нервы, чем сосуды. Например, интенсивная нагрузка на правую руку (письмо, теннис, шпага), повышая кровоснабжение правой стороны, улучшает питание не «своего» полушария, а «чужого», правого, которое управляет левой рукой. Если допустить, что с улучшением кровоснабжения может улучшиться управление, то образуется отрицательная обратная связь, обеспечивающая симметричность (соразмерность) рук. Следовательно, перекрест нервных путей — отрицательная обратная связь, обеспечивающая латеральную симметрию организма. В кибернетическом плане такая трактовка нервного перекреста, как регулятора оптимальной «дистанции» между половинами тела, аналогична Х-хромосомному перекрестному наследованию, поддерживающему оптимальную «дистанцию» между полами.

Такие соображения позволяют высказать гипотезу: в изоморфных системах половой и латеральной дифференциации контра-пути («мужская» X-хромосома, нервный перекрест) осуществляют отрицательные обратные связи, поддерживающие равновесные оптимумы полового и латерального диморфизма. Тогда как ипси-пути (Y-хромосома, «женская» — Х-хромосома и неперекрещенные нервные связи), имеющие характер положительных обратных связей, играют роль регулятора, переключателя оптимума (как в холодильнике). Первые сохраняют существующее равновесие, вторые приводят к новому, поэтому тесно связаны с эволюцией. Тогда становится понятно, почему при переходе от билатеральной симметрии к триаксиальной асимметрии появляются эволюционно более молодые, чем контра-, пока слабые, но, по всей видимости, прогрессирующие ипси-латеральные связи. Такую точку зрения мы можем подкрепить пока, к сожалению, только эволюцией зрительных ипси-путей, которые, как было показано, действительно прогрессируют, более продвинуты у мужчин и обусловливают их лучшие пространственно-зрительные способности. Ключ к пониманию описанных явлений, включающих и латерализацию и пол, дает кибернетическая идея, высказанная нами в 1972 г.

Принцип сопряженных подсистем. С выделением любой системы автоматически появляется среда, в которой она существует. Поскольку эволюционируют и среда и система, а среда всегда больше (инерционнее) системы, то эволюция среды диктует эволюцию системы (строго в рамках дарвиновской парадигмы адаптогенеза).

Сама идея эволюции подразумевает наличие двух непременных условий: сохранения и изменения (иначе нет эволюции, ибо система или исчезает, или застывает). От среды идет одновременно как вредная, разрушающая систему информация, так и полезная — управляющая, подсказывающая: в каком направлении надо меняться. Поэтому для лучшего сохранения система должна быть, в информационном смысле, «подальше» от среды, а для лучшего изменения, напротив, «поближе». Следовательно, проблема эволюции ставит перед системой конфликтные требования: быть одновременно подальше и поближе от среды. Разрешить конфликт можно двояко: или целиком быть на некотором оптимальном «расстоянии» от среды, или дифференцироваться на две сопряженные подсистемы: одну — консервативную, убрать подальше для сохранения имеющейся информации, вторую — оперативную, придвинуть поближе к среде для получения новой информации.

Второе решение, по сравнению с первым повышает эволюционную устойчивость системы в целом, поэтому такая «гантелеобразная» информационная структура часто встречается среди адаптивных, следящих систем, эволюционирующих в изменчивой среде, независимо от их конкретной природы: биологических, социальных, технических, игровых и т. д. Среди живых систем к сопряженным можно отнести: нуклеиновые кислоты — белки, аутосомы — гоносомы, ядро — цитоплазма, гаметы — сома, женский — мужской пол, правая — левая сторона и т. д.

Информационное обособление подсистем означает, что между ними существует барьер, препятствующий полному смешению информации. А локализация новой, экологической информации в оперативной подсистеме равносильно асинхронной эволюции подсистем с одновременным появлением асимметрии между ними, т. е. эволюция оперативной подсистемы начинается и кончается раньше, чем консервативной. Такой подход оказался очень плодотворным и привел к созданию эволюционной теории пола.

Эволюционная теория латерализации. Она должна удовлетворять следующим граничным условиям: во-первых, исходная точка, когда нет еще функции (органа, признака), не может быть и центра управления ею в мозге, поэтому не может быть и асимметрии доминирования полушарий; во-вторых, конечная точка, когда функция в филогенезе утрачивается, элиминируется, исчезают и центры управления ею и асимметрия доминирования. Стало быть, между этими двумя точками симметрии мы должны разместить картину асинхронно-асимметричной эволюции доминирования.

Единственный вопрос, который остается открытым: «кто есть кто?», какая подсистема играет роль оперативной, являясь аналогом мужского пола, а какая — консервативной, или аналогом женского пола? Этот вопрос решается, индуктивно, т. е. анализом специализации левого и правого полушария. Функции, управляемые оперативным полушарием, должны быть эволюционно «моложе», чем функции, управляемые консервативным. Приведенный в начале статьи перечень «профессий» полушарий не оставляет никакого сомнения, что оперативной подсистемой мозга следует считать левое полушарие, консервативной — правое. Итак, исходное состояние симметричное, а при появлении новой функции в филогенезе доминирующий центр управления ею дислоцируется в левое полушарие. Пока мужской пол «осваивает» новую функцию, левое полушарие «осваивает» ее центр управления. Функция остается левополушарной в течение мозгового (полушарного) дихроизма, сравнимого по длительности с его аналогом — половым дихроизмом.

Следовательно, левое полушарие, как и мужской пол, является «экспериментальным» («ясли», «питомник» для молодых функций). По прошествии полового дихроизма в левое полушарие дислоцируется доминирование и у женского пола. Этот переход от исходной билатеральности к левополушарности представляет дислокационную фазу эволюции функции.

Через промежуток времени, равный мозговому дихроизму, у мужских особей происходит транслокация доминирования из левого полушария в правое. Со сдвигом на половой дихроизм то же самое происходит и у женских особей. Это — транслокационная фаза эволюции, в результате которой центры управления функции оказываются у обоих полов в правом полушарии. Для «живых» функций на этом эволюция кончается. Если же функция в дальнейшем утрачивается (сперва у мужского пола, затем у женского), то ее центр управления элиминируется, и по этой функции исчезает асимметрия и система возвращается снова к симметрии (конечной). Последняя фаза — релокационная. Следовательно, критерием локализации функции в левом или правом полушарии является ее эволюционный «возраст». Новые эволюционно молодые функции локализованы в левом полушарии, а старые, «зрелые» — в правом. Функции левого полушария (выдержавшие отбор) в будущем попадут в правое, а все функции правого полушария когда-то в прошлом уже побывали в левом. Стало быть, доминирование нельзя относить к целому органу (руке, ноге, глазу, уху) или, тем более, к целому организму (правша, левша), а только к отдельной функции, характеризуя ее эволюционный возраст. Правостороннее доминирование органа (левополушарное управление) означает молодой возраст данной функции, а левостороннее доминирование (правополушарное управление), наоборот — старый. В филогенезе каждой функции можно выделить переходы: дислокационный, когда исходная билатеральность превращается в левополушарность; транслокационный (когда левополушарность переходит в правополушарность); и для утрачиваемых функций еще релокационный, когда состояние мозга возвращается в конечную билатеральность.

Следовательно, правое — левое полушария можно характеризовать соответственно как: консервативное — оперативное, биологическое — социальное, генетическое (по информации, передаваемой потомству через гаметы) — культурное (через культуру), видовое (универсальное, общее для разных этносов, культур) — этническое (национальное, личностное, индивидуальное), филогенетическое (постоянная память) — онтогенетическое (оперативная память), генеративное (внутреннее, обособленное от среды) — экологическое (внешнее, теснее связанное со средой). В этом суть новой концепции латерализации, асимметрии мозга и рукости.

Проверка теории: факты, предсказания. Теперь о трактовке непонятных фактов с новых позиций. Прежде всего совершенно очевидно, что подавляющее большинство специализированных функций полушарий, перечисленных в начале статьи, укладываются в предложенную трактовку.

Функции, локализованные в левом полушарии, действительно, эволюционно молодые: речь, письмо, самосознание, тонкие движения пальцев обеих рук, рационально-логическое, аналитическое, абстрактное мышление, арифметика, музыкальная композиция. А функции, связанные с правым полушарием, — эволюционно старые: пространственно-зрительные, музыка, интонация речи, интуиция, грубые движения всей руки, конкретно-ситуационное мышление, эмбриональные функции.

Но есть и такие, эволюционный возраст которых не так очевиден. Например, эмоции: отрицательные — положительные; понимание: пространства — времени, существительных — глаголов; высказывания: истинные — ложные. Как в филогенезе, так и в онтогенезе первые появляются раньше вторых. У новорожденных плач опережает улыбку, у котят жалобный писк предшествует мурлыканию, у щенят скуление начинается на три месяца раньше виляния хвостом. Кроме того, при функциональном угнетении мозга отрицательные эмоции исчезают последними и восстанавливаются первыми.

Если вспомнить мышление и лексику детей или представителей молодых культур (дикарей), то легко убедиться, что понимание пространства проще, чем времени; существительных проще, чем глаголов; истинные высказывания проще, чем ложные. Ориентация в пространстве приходит раньше, чем во времени; первые слова ребенка — существительные, лукавство и ложь появляются позже. Пространство цветов, также, видимо, можно считать эволюционно новым приобретением. Персонажи «Илиады» и «Одиссеи» пользовались очень узким спектром цветовой гаммы.

Единственная функция, локализация которой не укладывается в нашу схему — юмор. Юмор, казалось, филогенетически новый признак, об этом говорит, в частности, направление полового диморфизма: у мужчин он проявляется чаще и сильнее. Однако считается, что он локализован в правом полушарии. По всей видимости, с юмором ситуация аналогична музыке. Наши предки слушали пение птиц, пытались подражать другим животным, научились петь, в этом смысле музыка — эволюционно старая функция и должна управляться правым полушарием. Но музыкальное творчество (как и любое другое, вероятно) — эволюционно новая функция и должна находиться в левом полушарии. Так обстоит дело с трактовкой известных фактов.

Однако гораздо убедительнее могут быть те успешные предсказания, которые следуют из новой концепции. И чем неожиданнее они, ниоткуда иначе не следуют, парадоксальнее, тем информативнее. Выберем для каждого органа явно старые и явно новые функции, и попытаемся предсказать направление асимметрии мозга и ведущую сторону при выполнении этой функции.

1. Для руки — самые старые функции, наверное, хвататься, висеть (на ветвях дерева), тянуться за кормом, брать корм, сорвать плод и т. д. Явно новые функции руки для обезьяны — открывать крючок, шпингалет, откручивать гайку, печатать на машинке, крутить телефонный диск, пользоваться кнопкой звонка или тумблером, другими атрибутами цивилизации, которых не было в лесу. Теория предсказывает, что первые должны управляться правым полушарием, вторые левым, т. е. в первом случае должно быть предпочтение и лучшие показатели левой руки, во втором — правой. Специальные полевые наблюдения и эксперименты такое предсказание полностью подтверждают. В восьми исследованиях разных авторов, разными методиками на 700–800 обезьянах получен совершенно однозначный результат: тянуться и брать корм обезьяны предпочитают чаще левой рукой, а «манипулировать» правой. Несмотря на видовую праворукость человека, хватательный рефлекс у новорожденных также сильнее выражен у левой руки. При этом участие ладони сильнее слева, а пальцев справа.

2. Когда предки человека переходили к прямохождению, новый центр управления возник в левом полушарии. Пока мужской пол «овладевал» прямохождением, его левое полушарие решало связанные с ним проблемы: сохранения равновесия, сужения шейки аорты, создания клапанов в венах и т. д. В этот «экспериментальный» период прямохождение было у мужского пола «ге-нотипическим», а у женского пола — еще «фенотипическим» (за счет широкой нормы реакции, высокой обучаемости и конформности он как бы «подражал» мужскому полу). В этот период, до момента транслокации, предки человека были правоноги. После транслокации правоногость перешла в левоногость. Поэтому, согласно закону рекапитуляции, в онтогенезе человека в определенном возрасте (в проекции точки транслокации) «детская» правоногость должна переходить во «взрослую» левоногость. Оказывается такой переход был открыт фон Бонином, который установил, что у человека от 6 до 12 лет больше правая бедренная кость, а с 13 до 20 лет становится больше левая. Такой парадоксальный факт никак иначе не объяснить. В отличие от рук, имеющих много новых функций, у ног их мало. Этим объясняется существующее мнение, что человек как вид «праворук и левоног».

3. По той же логике, эволюционно старые звуки — средовые (гром, шум дождя, ветра, рокот моря, лай собаки, кашель и т. д.), лучше должно улавливать левое ухо, в то время как новые, смысловые звуки (слова, числа), наоборот — правое. Эксперименты по дихотическому прослушиванию это предсказание полностью подтверждают.

4. По зрительному рецептору, по той же схеме, старые стимулы, простую вспышку света (молния) лучше улавливаются в левом зрительном поле, в то время как новые — мелькание слов или чисел (видимо, и показания приборов) в правом. Тахистоскопические эксперименты это также подтверждают.

5. По тактильному рецептору, логика та же, новые (незнакомые) предметы на ощупь лучше должны узнавать правой рукой, а старые (хорошо знакомые) — левой. Это предсказание теории также полностью подтверждают многочисленные эксперименты по дигаптической стимуляции. Обычно описанные различия пытаются объяснить вербализуемостью одних и невербализуемостью других стимулов. Однако дело не в этом. «Водораздел» проходит по «стажу» функций. Во всех этих случаях теория предсказывает и половой диморфизм, который также отмечается, когда фиксируют зависимость от пола. Такие работы особенно информативны, так как дают возможность проверить одновременно обе теории — пола и мозга.

6. Поскольку эволюционные преобразования затрагивают прежде всего мужской пол, то смена рукости в филогенезе (амбидекстрия — праворукость-леворукость) должна сопровождаться одновременным ростом в этих группах соотношения полов (доли мужчин). Такой прогноз теории тоже оправдывается. На каждую женщину приходится среди амбидекстров, примерно 0,5, среди право-руких ~0,9, леворуких ~5,0 мужчин.

7. Подтверждают теорию эксперименты Виттельсон по дигаптической стимуляции, приведенные нами выше.

8. Из 51 шимпанзе по 591 тесту обнаружили предпочтение правой руки у 21 и все они были самцами.

9. Согласно новой теории, правое полушарие биологическое (видовое), а левое — социокультурное (этническое), тогда можно предположить, что «степень левополушарности» (Л/П) в онтогенезе с возрастом должна расти. Поэтому минимальное значение она должна иметь для эмбриональной стадии развития, так как у эмбриона одни биологические функции и нет еще социокультурных. Оказывается, это тоже соответствует действительности. Эмбриологи отмечали, что у многих видов левая сторона развивается обычно немного быстрее правой. Установлен правополушарный контроль внутриутробного развития у человека. Еще одно доказательство этого представляет соотношение длин левой и правой височных плоскостей: у младенцев оно равно 1,64, а у взрослых оно 1,82.

10. С этих же позиций легко интерпретировать иначе непонятные результаты экспериментов другого плана. Индейцев, негров, белых (1220 человек) сравнивали по двум тестам: как считалось, для правого и левого полушария. По отношению оценок П/Л на первом месте оказались индейцы, затем негритянки, негры, белые (обратим внимание на половой диморфизм у негров). Был сделан вывод, что у цветных более правополушарное мышление. Однако вскоре было показано, что по правым полушариям нет никаких заметных различий, группы отличались в основном по левым полушариям, как и следовало ожидать. Аналогичные данные были получены по изучению северных народов у нас.

11. Значимую тенденцию от амбидекстрии к предпочтению правой руки с практикой выполнения функции наблюдали по тактильной дифференциации новых предметов на обезьянах резусах, мармозетах.

12. Аналогичные тенденции описаны у человека по речевым дихотическим сигналам: первые дни преимущество правого уха, через неделю — левого.

13. Сиаманги, шимпанзе, орангутаны, гориллы чаще предпочитают правую конечность для начала наземного движения.

14. Согласуются с теорией и археологические данные по изготовлению и применению орудий в каменном и бронзовом веке. Обратим внимание, что во всех этих разнообразных наблюдениях установлены только предсказанные теорией направления переходов: билатеральность — левополушарность — правополушарность. Таковы некоторые факты, которые существующие теории не могли объяснить, а новая концепция трактует естественно и просто.

Кроме того, она позволяет делать множество ниоткуда иначе не следующих четких и легко проверяемых предсказаний. Приведем некоторые из них.

Поскольку асимметрия мозга связана с эволюцией, то максимальных значений асимметрии, помимо человека, можно ожидать у интенсивно эволюционирующих видов. Это прежде всего селекционные (сельскохозяйственные, домашние виды), синантропные, возможно, дрессируемые животные. Можно предсказать повышенную латерализацию в гибридных, гетерозиготных популяциях в развитых странах по сравнению с развивающимися, у городского населения по сравнению с сельским, зависимость от образования и т. д., т. е. во всех тех случаях, когда левое полушарие испытывает большие экологические нагрузки. В этой связи интересно, что у крыс (синантропный вид) кора правого полушария тоньше (до 10%), чем левого.

Фило-, онтогенетический переход амбидекстрия — праворукость — леворукость позволяет предсказывать существование праворукой промежуточной фазы по всем функциям левой руки, и отсутствие аналогичной леворукой фазы по функциям правой руки.

Центры управления функций дислокационного возраста должны быть: у женщин билатеральны, у мужчин — левополушарны; транслокационного: у женщин — левополушарны, у мужчин — правополушарны; а релокационного: у женщин — правополушарны, у мужчин — билатеральны. Все это легко проверить в онтогенезе.

Если предложить обезьянам два варианта получения корма: грубым (горстью, большим куском) и тонким движением (извлекая за тонкий волосок, собирав крохи), то в первом случае должно быть более часто предпочтение или превосходство левой руки, во втором — правой. Ту же тенденцию можно предсказать и у детей при манипуляции мелкими и крупными предметами (скажем, откручивание миниатюрной от очков гайки и крышки банки).

Если придумать для ног новые функции, скажем, писать или рисовать на песке, брать и перекладывать предметы, другие «педипуляции», то по ним теория предсказывает правоногость.

По любым признакам или функциям парных органов направление латерального диморфизма (левый → правый, а для полушарий правый → левый) должен совпасть с направлением полового диморфизма (женский → мужской).

Если из двух левых половин портрета составить первое целое лицо, а из двух правых — второе, то первое больше будет похоже на мать и сестер, второе — на отца и братьев.

Болезни и аномалии развития парных органов, имеющие «атавистическую» природу, чаще должны встречаться у женщин, соматические — слева, мозговые (психические) — справа, а «футуристические» («поиск», болезни века, цивилизации, урбанизации) напротив, у мужчин, соматические — справа, психические слева и т. д. Очевидно, что прогностический потенциал теории огромен.

В заключение резюмируем основные выводы. Явления половой дифференциации и латеральной асимметрии изоморфны. Оба — следствия асинхронной эволюции подсистем, создающей «дистанцию» по хронологической оси (половой и латеральный дихроизм) и морфо-(эко)логической оси (половой и латеральный диморфизм). Поэтому по временной оси их подсистемы можно трактовать как «арьергард — авангард», а по морфо-(эко)логической — как внутреннее, удаленное от среды, «генеративное стабильное ядро» и внешнюю, контактирующую со средой, «экологическую лабильную оболочку».

Оба явления, будучи тесно связаны с эволюцией, могут служить критерием эволюции, а именно эволюционируют только диморфные по полу и латеральности (асимметричные) функции, мономорфные (симметричные) же стабильны.

Оба популяционных вектора, и половой диморфизм (ж → м), и латеральный (л → п для стороны тела, или П → Л для полушарий), показывают направление эволюции.

В обоих случаях соотношение дисперсий подсистем по каждой функции указывает фазу ее эволюции, или «возраст» эволюционирующей функции.

Эволюционный смысл обоих явлений состоит в локализации риска: поиск, проверка, отбор новых признаков и функций в оперативной подсистеме до их передачи и закрепления в консервативной.

Оба явления представляют собой адаптивную специализацию, поэтому имеют свой оптимум и механизмы регуляции.

Латерализация — закономерный процесс, продолжающий эволюционную «логику ряда», последовательности типов симметрии: шаровая → радиальная → билатеральная, и создающая последний тип того же эволюционного ранга → триаксиальной асимметрии (гипотеза).

Тогда, по аналогии с Х- и Y-хромосомным наследованием, нервный перекрест (контра-пути) осуществляет отрицательную обратную связь, поддерживающую билатеральное равновесие (симметрии), а ипси-пути, как положительные обратные связи, смещают равновесие и устанавливают новое (асимметрии).

Предлагаемые теории к классической триаде — палеонтология, сравнительная анатомия, эмбриология — добавляют еще два мощных источника эволюционной информации (для поведенческих, психологических признаков — единственных), два новых вектора эволюции: половой диморфизм и латеральную асимметрию.

Станограмма эфира
Участник:

Виген Артаваздович Геодакян – кандидат технических и доктор биологических наук

Виген Геодакян: До появления жизни на Земле были простые молекулы и сразу следующий уровень – ценоз: океан или атмосфера. Не было огромного количества уровней организации. С возникновением жизни появилась дискретность во времени: поколения и другие фазы, и в пространстве масса разных форм: клетки, организмы, виды и т.д. Как это могло произойти? Только одним способом – если непрерывно происходили дивергентные процессы, из одного – два: (1V2).

Рост дисперсии элементов унитарных систем (УС) неизбежно превращает их в бинарно-сопряженные дифференциации (БСД). Следовательно, в живой природе должно быть очень много двойных систем, которые не «забыли» еще свое происхождение от унитарной. Оказывается, действительно их очень много и они помнят о своем происхождении. В биологии: ДНК-белки, ядро-цитоплазма, генотип-фенотип, два пола, два полушария, правши-левши и т.д. Бинарных систем много среди физико-химических: обобщенные заряды и потенциалы; социальных: государство-правительство, больница-поликлиника, в спорте защита-нападение, в суде защита-обвинение; в технике: киль-руль корабля, стабилизаторы-рули ракеты и т.д. и т.п. Они всегда состоят из консервативных (первые в приведенных парах) и оперативных подсистем (КП, ОП), с дисперсией фенотипов ОП > КП. Это создает бимодальную популяцию с последовательным получением информации от среды (Е): ЕОПКП и поочерёдной, асинхронной эволюцией подсистем: сперва ОП, потом КП. При этом отбору «платит» только ОП, а более ценная КП эволюционирует «бесплатно», т.е. асинхронная эволюция экономнее синхронной. В этом эволюционный смысл всех БСД.

В схеме адаптогенеза Дарвина дело обстоит так: наступает ледниковый период, у животных становится гуще шерсть и толще подкожный жир. Значит, среда играет роль некоего экологического потенциала, заставляющего эволюционировать живые системы. Поэтому, если сравнить его с электрическим, то аналогом системы будет лампочка. Простейшая схема – батарея и одна лампочка. Это аналог унитарной системы бесполой, симметричной и т.д. С появлением второй лампочки возникает два варианта соединения: параллельное или последовательное. Первое ничего нового не дает, а второе – создает принципиально новую структуру. Оказывается все БСД – структурные аналоги последовательного включения лампочек, тогда как УС – параллельного или одной лампочки.

Два века назад, пока мы не знали законов электричества, не понимали, чем отличается последовательное включение от параллельного, не могли пользоваться электрическим утюгом или наряжать елку. Сегодня мы в таком же положении находимся в биологии. Все биологические теории, в том числе и главные парадигмы 20 века: классическая генетика и дарвинизм, по умолчанию – теории унитарных систем. Они не могут объяснить бинарные системы, так же как в плоскости не решается объемная задача. Биология должна перейти от мономодальных популяций, с непосредственным контактом со средой и синхронной эволюцией, к бимодальным, к популяциям с опосредованным контактом и асинхронной эволюцией, т.е. от «синхронных» теорий к «асинхронным». Только такие теории смогут объяснить бинарные системы, которые, как эволюционно более прогрессивные, для нас интереснее, чем более примитивные унитарные.

Приведу один пример. 20 лет назад две группы английских ученых сделали интересное открытие. Они скрещивали самца и самку мышей, потом кесаревым сечением извлекали оплодотворенные яйцеклетки до слияния мужского и женского пронуклеусов в общее ядро зиготы. Одну клетку не трогали – она служила контролем. Из второй извлекали отцовской пронуклеус и заменяли её материнским из третьей, и наоборот. Таким образом получили возможность сравнить три типа скрещивания: самка-самец, самка-самка и самец-самец. Изготовленные таким образом яйцеклетки имплантировали приемным матерям. Мышата от отца и матери рождались через 21 день, а от «однополых» родителей – гибли, не доживая до рождения. Тогда, на десятые сутки беременности делали кесарево сечение и смотрели, в чем дело, почему они гибнут, чего им не хватает. Оказалось, там, где скрещивают двух самок между собой, почти нормальный эмбрион, но ненормально маленькая плацента. Там, где двух самцов, – все наоборот. Ненормально маленький эмбрион и огромная, больше чем в норме, плацента. Как это может быть, что это значит? Это значит, что развитие сугубо женского органа – плаценты определяют мужские гены, а «общего» эмбриона – женские.

Ни одна теория не может объяснить этот парадокс. И 20 лет он остается загадкой. На самом деле очень просто. Плацента – это эволюционно новый орган, поэтому её гены находятся еще в мужском геноме, еще не дошли до женского генома, или же дошли, но еще закрыты. А эмбрион – это древняя информация, которую мы получаем от своих матерей, т.е. новые признаки женщин определяют мужские гены, а старые признаки мужчин – женские. Я еще вернусь к этому. Об этом, об эволюционной теории полов, я рассказывал в первом своем выступлении на этой программе, о теории дифференциации хромосом и «номадических генов» – во-втором. Сегодня, на основе той же идеологии и того же подхода расскажу о новых изоморфных теориях БСД: асимметрии организмов, мозга и тела. Все теории БСД изорморфны. В их основе лежит одна и та же идея дихронной эволюции подсистем.

Как говорил Козьма Прутков: «зри в корень и бди» (добавлю, «и мимо не проходи!»). Перейду к корням. В 80-е годы, заинтересовавшись асимметрией, я узнал, что существует классификация форм симметрии организмов – классика нашей биологии Беклемишева. Он сопоставил организмы разных типов симметрии с их эволюционной прогрессивностью и расположил их в следующий ряд. В начале ряда он поместил амёбу, как более примитивное существо, чем одноклеточные шаровой симметрии, которым он дал второе место. Третье место заняли организмы радиальной симметрии – морские звезды, медузы, а на четвертое место попали билатерально симметричные организмы – рыбы, насекомые, позвоночные, т.е. все прогрессивные виды, среди них и человек.

Такая классификация показалась мне неверной, и в 93-м году я предложил другую. Амёба в этом ряду неуместна, потому что она, хоть и проще одноклеточных шаровой симметрии, но она бесформенна, и ей не место в классификации форм. Значит, амёбу надо убрать. Но так как наш трехмерный мир, в принципе, допускает четыре типа симметрии (по каждой оси или симметрия, или асимметрия: ссс, асс, аас, ааа), то Беклемишев число типов угадал правильно, но тип ааа поместил не там, где надо, и честь представить этот тип отдал не тем, кому надо. Я предложил типом ааа считать не амёбу, а человека. Что значит ааа? Это значит, что у организма имеются три асимметрии: разные спина-брюхо, нос-хвост и левое-правое. У амёбы их нет! Но, заменив амёбу на человека, естественно, его надо поместить не в начале ряда, а в конце.

Тогда соблюдается эволюционная логика: постепенный переход от абсолютной симметрии до полной асимметрии, по числу асимметричных осей: 0–1–2–3, а было: 3–0–1–2, т.е. устраняется алогичный «революционный» скачок на эволюционном пути от ссс к ааа. До этого «венцом» эволюции по асимметрии считали билатерально-симметричные организмы: от примитивного ланцетника до рыб, и в этой компании – человек. По новой же концепции, этот тип не последний, он кончается латерально-симметричным опоссумом, а все высшие формы млекопитающих – китообразные, приматы во главе с человеком – выделяются в новый тип ааа – триаксиально асимметричных организмов, того же эволюционного ранга. Согласно эволюционной теории пола, был предсказан более асимметричный мозг у мужчин и более симметричный у женщин, что говорило бы о том, что асимметризация продолжается. Работы McGlon, Witelson, Kimura, Waber подтвердили это. Я специально ссылался только на авторов-женщин, чтобы их не заподозрили в антифеминизме. Согласно закону рекапитляции, в эмбриогенезе прослеживаются те же 4 типа: шаровая зигота, радиальная бластула, билатерально-симметричный эмбрион и триаксиально асимметричный новорожденный ребенок. В том же порядке асимметризируется и мозг человека.

Абсолютно то же самое происходило и с органами растений. Например, билатерально-симметричные цветки дельфиниума и львиного зева эволюционно более прогрессивны, чем радиально симметричные цветки розы и лютика, но менее прогрессивны, чем полностью асимметричные цветки канны и валеряны. Лист прошел те же стадии от шаровой хлореллы, радиальной хвои, билатерально симметричного магнолиевого до триаксиально асимметричного бегониевого листа. В будущем наше лицо будет как лист бегонии. Левая половина лица маленькая, правая половина – большая у взрослых людей и наоборот – у эмбрионов. Между прочим, уже сейчас это заметно, если обратить внимание. Значит, мы со временем станем совсем некрасивы. Одно утешение, что эволюция «скособочит» в первую очередь мужчин, а женщины еще долго будут красивые. Но так как эволюционируют не только формы, но и вкусы, то у женщин непременно появится мода на прогрессивных «косоликих» мужчин. Женщинам всегда нравится половой диморфизм, как продвинутый признак – например, высокий рост. Как говорил О. Бендер «девушки любят длинноногих». Если бы существовал мельчающий этнос, то их девушки были бы равнодушны к более рослым мужчинам и обожали бы коротышек.

А у эмбрионов, согласно новой теории, должна быть больше левая сторона лица.

Александр Гордон: И не только лицо, наверное, и рука левая будет длиннее…

В.Г. Совершенно верно, крупнее вся левая половина тела, управляемая правым полушарием. И это так и есть!

Стало быть, предлагаемая классификация полностью удовлетворяет логике эволюции, и дает возможность делать предсказания и объяснить массу фактов.

В рамках адаптогенеза признаки симметрии определяются изотропией среды. Асимметризация по оси верх-низ происходила под действием гравитации: одни организмы шаровой симметрии, становясь тяжелее воды, опускались на дно и превращались в морские звезды, другие, становясь легче, всплывали к поверхности (медузы). При этом и те, и другие оборачивались «лицом» к жизненно важным потокам информации. Асимметризация по оси перед-зад происходила при взаимодействии с мотивационным пространственным полем, когда понадобилось быстрое движение (спастись от хищника, догнать жертву). В результате, в передней части тела оказались главные рецепторы и мозг. Стало быть, адаптивность асимметрии по этим осям понятна. Поскольку теория приписывает одинаковый эволюционный ранг всем 4-м типам симметрии, и в качестве первых двух полей анизотропии выступают фундаментальные факторы среды, можно думать, что поле анизотропии и по третьей оси должно быть таким же. По идее дихронизма таким полем является временное , т.к. левое полушарие – «авангардное» (как бы, уже в будущем), а правое – «арьергардное» (еще в прошлом).

Значит 4 типа симметрии организмов образуют адаптивный, конститутивно-факультативный филогенетический ряд, в котором каждый следующий возникает из предыдущего (пример: точка > линия > поверхность > объем). При этом первые асимметрии сохраняются в новых типах в виде «реликтов», т.е. асимметрия спина-брюхо у нас от медузы, нос-хвост – от опоссума, а «наша» асимметрия (лево-правая) возникает на их фоне. Первый поток – сверху вниз, второй – спереди назад, третий – слева-вправо для мозга и справа-влево для тела. Значит, вождь мирового пролетариата направление «светлого будущего» показывал нам с позиции тела, а не мозга. Правильно покажет левша. Эти потоки образуют в системе соответствующие граденты информации.

Приведу примеры. (1). Рассмотрим дождевого червя, одномерный, «линейный» организм, в котором экологический поток информации идет спереди назад и создает градиент информации вдоль тела. Значит, «процесс пошел» от головы. Так как дождевой червь – гермафродит, то у него есть и яичники, и семенники. Но, поскольку яичники древнее, чем семенники, а гермафродиты произошли от бесполых, которые, можно считать, были самками, то яичники должны быть ближе к хвосту, чем семенники. Такое предсказание теории полностью подтверждается: яичники находятся уже в 13-ом сегменте, а семенники еще в 10-м. (2) Черная окраска спины у изначально белых пингвинят появляется на голове, потом разливается к хвосту. (3) Такая же картина у китов: детёныши одних видов темнеют с головы (серые киты), других светлеют (белухи), при этом, и там и там, правая сторона должна опережать левую. (4) Знаменитая канадская исследовательница – японка Дорин Кимура, сделала открытие, что при двух заболеваниях мозга (афазии – нарушении речи и апраксии – нарушении движений) у мужчин поражается задняя доля мозга, а у женщин – передняя. Новая теория это объясняет тем, что накладываются два дихронизма: женский-мужской и лоб-затылок. То есть, у женщин центры этих болезней еще в передней доле, а у мужчин уже в задней. Этот пример говорит еще об одном: всегда следует отличать открытие загадки от открытия разгадки этой загадки. Значит, идея дихронной эволюции легко объясняет и эту загадку, которой уже четверть века, но другого объяснения у которой нет. Она объясняет и другие загадки. Сразу становится ясно, что такое асимметрия и что такое доминирование.

Так как новая теория исходит из идеи дихронной эволюции, из которой следуют все её основные положения, то они в корне отличаются от трактовок всех существующих «синхронных» теорий. Кратко перечислю эти отличия.

Среди парных органов человека особое место занимают полушария мозга, как управляющие , а из управляемых – руки, как самые многофункциональные из них. Так как вклад других парных органов в асимметрию организма мал, рассмотрим только внутрипарные асимметрии полушарий, рук и их межпарные отношения.

Доминантность – это форма проявления асимметрии. Доминантное полушарие или орган лучше выполняет функцию, поэтому для организма предпочтительный. Конечности более умелые, они сильнее, ловче, чуть больше размеры костей, ногтей и мышц; рецепторы чувствительнее.

Современные теории оперируют только одной формой асимметрии органов – внутрипарно-зеркальной и не учитывают межпарных отношений, т.е. реликтовой асимметрии и возникающей на уровне двух пар органов асимметрии нового вида: цис-транс асимметрии. Поэтому неправильно трактуют рукость, не могут объяснить ни эволюционной логики (т.к. не рассматривают популяционную асимметрию), ни тесные связи с полом (т.к. не знают эволюционной теории пола), ни смысла асимметрии и доминантности. Доминантность они приписывают органам. Тогда непонятно, почему у разных функций одного органа разное направление доминантности? Если у органа не одна функция, их векторы доминантности могут иметь разные направления и величины. Значит, элементарной единицей, носителем асимметрии является не орган, а функция. Асимметрия органа – векторная сумма асимметрий разных его функций. Поэтому, доминирует не правый или левый орган, а функция справа или слева! Асимметрия организма такая же сумма асимметрий органов. Чтобы понять адаптивность, нужна еще популяционная асимметрия, т.е. асимметрия численности, дисперсии и модальной разницы (латерального диморфизма) субпопуляций леворуких и праворуких. Тогда, полушарность, рукость, правша, левша – некие усредненные характеристики, определяемые суммарно по числу и степени доминантности их функций, т.е. из 4 уровней асимметрии: функция, орган, организм и популяция; в «чистом» виде доминантность есть только у функций, остальные – мозаики.

Все существующие теории считают, что асимметрия мозга – это следствие того, что одни функции, неизвестно почему, находятся в левом полушарии, другие – в правом, т.е. асимметрию создают разные функции. Это неправильно! Ведь известно, что есть функции, которые находятся и в левом, и в правом полушарии. Почему-то на это не обращали внимания. На самом деле, асимметрию создают не сами функции, а эволюционные фазы этих функций. Совершенно аналогичная картина в эволюции двух полов и двух полушарий. По новой теории центры всех возникающих, молодых функций – в левом полушарии, старых, зрелых – и в левом, и в правом, а всех утрачиваемых функций – только в правом полушарии. Абсолютно так, как новые гены сначала появляются в мужском геноме, потом, оставаясь в мужском, попадают и в женский, а при утрате остаются только в женском геноме.

Новая теория предлагает следующую картину. Центры всех новых функций возникают в левом полушарии и проходят там свое становление, проверку и отбор. Это начало «жизни» любой функции – их «филогенетическое детство». Оно длится много-много поколений. В это время они только там, в правом полушарии их нет. Значит, информация о новой функции только в левом полушарии. Это и создает асимметрию и левополушарное доминирование, поскольку отсутствие информации не может доминировать над её присутствием. По прошествии времени, равного дихронизму, отобранная, прошедшая «карантин» информация о функции попадает через мозолистое тело в правое полушарие, которое, как аналог женского пола, более быстрое и совершенное. Если в левом полушарии была одна версия функции и она попала в правое полушарие, оставаясь, конечно, и в левом, то количества информации полушарий выравниваются, но доминантность транслоцирует в правое полушарие, из-за его совершенства. Если же в левом полушарии было несколько версий функции, то они транслоцируют в правое полушарие, начиная с самых ранних версий. Стало быть, количество информации может быть больше в левом полушарии, т.е. будут конкурировать между собой медленное исполнение новой версии и быстрое – старой версии. Как только интегральный эффект от количества информации и совершенства исполнения начинает превалировать у правого полушария, происходит транслокация доминирования, т.е. левополушарный, по данной функции, мозг превращается в правополушарный. Равенство количеств информации может быть или при отсутствии функции, или при её наличии. Так как при отсутствии функции важнее её поиск, нахождение новой функции, а при наличии важнее совершенство применения этой функции, то при равенстве информации вступает в силу уже второй критерий доминирования – по поиску или совершенству исполнения функции.

Значит, всегда действует очень простое правило. На первом месте количество информации – у кого больше информации, тот доминирует. При равенстве информации доминирует тот, кто лучше решает задачи. Если важнее поиск , то доминирует левое, поисковое, инновационное полушарие, если совершенство – более быстрое правое полушарие. Первый критерий имеет преимущество над вторым. Таким образом, мы можем объяснить с единой точки зрения все загадки, связанные с двумя фундаментальными явлениями: пола и асимметрии. Что такое половой диморфизм, латеральный диморфизм, асимметрия, доминантность? Все четыре явления имеют одну и ту же природу. Это некие информационные потенциалы, которые позволяют эффективно эволюционировать главным подсистемам – правому полушарию и женскому полу. Появляется предсказание о существовании неизвестных ранее транслокаций доминирования. Если все функции появляются в левом полушарии, но утрачиваются правым, то без них никак не обойтись. Они были открыты академиком П.В. Симоновым и др., через 1,5 года после моей публикации, при выработке условного рефлекса у человека, собак и кошек методом вызванных потенциалов и ЭЭГ. Авторы пишут: «„закон Геодакяна“ в равной мере справедлив и для фило-, и для онтогенеза, и для процесса обучения». Ту же транслокацию в гипоталамусе открыла И.В. Павлова в 2001 г. Это прямые транслокации доминантности от левого полушария в правое.

Обратную транслокацию мы наблюдаем по утрачиваемым функциям, скажем, с угасающим признаком обоняния у человека или с хватательным рефлексом, который сильнее у левой руки.

А.Г. У женщин обоняние лучше, чем у мужчин.

В.Г. Совершенно верно. У женщин лучше, чем у мужчин, у детей лучше, чем у взрослых, у правого полушария лучше, чем у левого. Потому что и женщины, и правое полушарие, как более древние, пользуются функцией совершеннее, лучше, чем мужчины и левое полушарие. Следовательно, по этим двум критериям выбирается всегда та подсистема, которая лучше выполняет свои задачи.

Вскрыв эти закономерности, я попытался, по аналогии с парадоксальным открытием англичан, придумать такое же парадоксальное предсказание для мозга, поскольку аналогия здесь полная. Управляющие подсистемы: отец – аналог левого полушария, мать – аналог правого. Управляемые подсистемы: плацента – новое образование, эмбрион – старое. Значит, мне нужно было найти два признака для эмбриона: старый, управляемый правым полушарием и новый, управляемый левым полушарием. В старых признаках у эмбрионов недостатка нет: у него все признаки старые. А вот новый признак трудно найти. И, тем не менее, удалось – сосательный рефлекс. Так как он возник с «млекопитанием», то он почти ровесник плаценты. Пользуясь ультразвуковым методом, мы давно знали, что эмбрион в утробе матери сосет большой палец руки. Стало быть, мы можем предсказать, что старая «идея» древних признаков – череп, скелет и т.д., – «приходит в голову» правому полушарию. А новая идея соски, сосательного рефлекса приходит в голову левому полушарию. Следовательно, сосать эмбрион должен палец правой руки, потому что им управляет левое полушарие. А левая сторона скелета, управляемая правым полушарием, должна быть крупнее, чем правая сторона. И что вы думаете? И то и другое полностью подтверждается. В 92% случаев, когда эмбрион сосет палец, это палец правой руки. А у эбриональных черепов и скелетов в музее антропологии МГУ, действительно, левая половина лица большая, а правая – маленькая и уступ на голове. Следовательно, такое парадоксальное предсказание полностью подтверждается. Значит у эмбриона правополушарное доминирование. Ведь по новой теории левое полушарие – социальное, онтогенетическое (фенотипическое), поэтому у эмбриона оно почти пустое (наполняется после рождения), а правое – биологическое, филогенетическое (генотипическое), поэтому у эмбриона оно полное старой информацией.

После рождения, рано или поздно, левое полушарие неизбежно сравняется с правым и опередит его. Стало быть, в каком-то возрасте должна произойти транслокация, правополушарный новорожденный должен стать левополушарным ребенком. Значит, можем предсказать еще одно открытие. Итого, в онтогенезе может быть, в принципе, три транслокации. Первая – постнатальная, от эмбриональной правополушарности к «детской» левополушарности (суммарно, по всем функциям). Вторая – переход отдельной функции от детской левополушарности к зрелой правополушарности. И третья – при утрате функции, в обратном направлении: от взрослой правополушарности к старческой инволюции (симметрии). Нет функции, – нет асимметрии, пример – обоняние у мужчин (к 80 годам атрофируется 85% нервных волокон!).

Гипотеза транслокации и вытекающий из нее «возрастной принцип» локализации функций по полушариям позволяет объяснить с единых позиций массу известных фактов и предсказывать новые. Совершенно очевидно, что большинство левополушарных функций – смысловое восприятие и воспроизведение речи, письмо, тонкие движения пальцев обеих рук, самосознание, абстрактное, аналитическое и логическое мышление, арифметический счет, музыкальная композиция и др. – явно эволюционно моложе, чем правополушарные функции: пространственно-зрительные, интуиция, музыка, интонационные особенности речи, грубые движения всей руки, конкретно-ситуационное мышление, эмбриональные признаки и др. Но есть и такие, эволюционный возраст которых не так очевиден. Это, например, эмоции: отрицательные-положительные; понимание: пространства-времени, существительных-глаголов; способность высказываний: истинных-ложных. Как в филогенезе, так и в онтогенезе первые появляются раньше вторых. У новорожденных детей плач предшествует улыбке, у котят жалобный писк опережает мурлыканье, у щенят скуление начинается на три месяца раньше виляния хвостом.

Кроме того, при функциональном угнетении мозга отрицательные эмоции исчезают последними и восстанавливаются первыми, что означает их более древний возраст. Если вспомнить мышление и лексику детей или представителей молодых культур (дикарей), то легко убедиться, что понимание пространства, существительных, истинности высказывания проще, чем времени, глаголов, ложности высказывания. Ориентация в пространстве приходит раньше, чем во времени; первые слова ребенка – чаще существительные, лукавство и ложь появляются позже. Восприятие цвета, также, видимо, можно считать эволюционно новым приобретением. Персонажи Гомера пользовались очень узким спектром цветовой гаммы (конечно, если это не связано с его слепотой).

Интересна ситуация с музыкой и юмором. Считалось, что их центры в правом полушарии А по новой теории там должны быть их старые, «нетворческие» версии, а творческие должны быть в левом, об этом говорит избыток мужчин среди композиторов и юмористов.

Так трактует теория факты. Однако гораздо убедительнее успешные предсказания её.

1. Парные органы билатерально симметричных форм возникали, видимо, из непарных. И те и другие вначале должны были быть симметричны, а потом становиться асимметричными; при этом, старые функции должна сохранять за собой, как правило, консервативная подсистема, левый орган, новые приобретать – оперативная, правый. Этот вывод теории подтверждается. Например, у дельфинов овулирует, в основном, левый яичник; у кашалота дышит только левая ноздря, правая закрылась и превратилась в пазуху для сжатия воздуха, при рекордном нырянии (больше 2 км!). Кстати, это правило объясняет, почему сердце человека слева. При переходе далеких наших предков от жаберного дыхания к легочному, правое легкое, появившись первым, оттеснило, исходно центральное, сердце влево. И когда, спустя много поколений, возникло левое легкое, место уже частично было занято. Поэтому правое из трех долей, левое – из двух. Другого объяснения я не нашел.

У триаксиально асимметричных форм, в процессе эволюции, происходит дальнейшая асимметризация, которая приводит к превращению парных органов в разные. Поэтому уместна даже гипотеза о таком происхождении селезенки (с) и печени (п): они расположены на одном уровне, имеют много общих функций (об), наряду с частными (с и п). Если об древнее п, но моложе с, или же у мужчин п > с, а у женщин – наоборот, то гипотеза верна!.

Все существующие теории пользуются одним видом внутрипарной асимметрии – зеркальной. Этого недостаточно. Они рассматривают только асимметрию органа: леворукость-праворукость и его трактуют неправильно. Для трактовки градиентов переднее-заднее и левое-правое (двумерных загадок, типа дождевых червей и Кимуры), необходимо учитывать реликтовую асимметрию – от опоссума. А для трехмерных (в будущем) – и от медузы. Тогда у человека получается не два фенотипа: леворукие, праворукие (это приводит в тупик!), а четыре. А с учетом реликта медузы будет – 8. Тогда имеем два типа полушарности: левополушарные и правополушарные. Их соотношение примерно сто к одному. Часто приходиться слышать по телевизору, что у левшей доминирует правое полушарие, у правшей – левое. Это не верно. У подавляющего большинства людей левополушарное доминирование, это как правило. Теория трактует полушарность как аналог генотипа, с этим ребенок рождается.

А рукость – это уже фенотип, который реализуется во время внутриутробного развития, в зависимости от условий среды. В оптимальных условиях появляется доминантность руки (др. органа) в транс -позиции к доминантному полушарию: левое полушарие – правая рука, а в экстремальных условиях в цис -позиции: левое полушарие – левая рука. Первое бывает примерно в 10 раз чаще, чем второе. Это происходит в первом триместре беременности от психологического и экологического стресса беременной матери.

Анализ частот и дисперсий четырех фенотипов показывает, что лево-право рукость не играет никакой роли, она меняется бессистемно. Решающее значение имеет в первую очередь полушарность, во вторую очередь цис-транс рукость, т.е. рукость надо относить не к организму: слева или справа, это совершенно не имеет никакого значения, а по отношению к доминантному полушарию. Именно транс- и цисособей следует считать истинными правшами и левшами, а не праворуких и леворуких, что делают все существующие теории. То есть зеркальная асимметрия работает только на уровне функции и парного органа, а с уровня двух пар органов и выше (организм, популяция) надо переходить уже на цис-транс асимметрию.

Еще раз обратимся к корням. Цис-транс молекулы хорошо известны в физической химии. Известно, что у транс формы, как более симметричной (2 плоскости симметрии), меньше энтропия и больше энтальпия, поэтому она более устойчива при низких температурах. А у цис формы (1 плоскость симметрии), все наоборот, т.е. она устойчива при высоких температурах. Цис-транс структура может быть и у технических систем, например – 4-х лопастной пропеллер, центрифуга или 4-х рожковая люстра. У них также транс конфигурация более устойчива, чем цис. Тогда возникает вопрос. Не связаны ли их общие свойства именно с общей структурой, степенью асимметрии, поскольку у них совершенно разное материальное воплощение? И, если так, то нельзя ли применить наши знания изомеров молекул для трактовки цис-транс организмов? Оказывается, можно. Конечно, «индуктивные скептики» скажут: да что вы, с ума сошли? Согласен, кажется безрассудно. Но ведь это можно использовать не как доказательство, а всего лишь как эвристическую догадку. Кто мешает дальше сделать предсказание и проверить? Аналогия цис-транс организмов с полом и изомерами позволяет выдвинуть гипотезу о более широкой фенотипической дисперсии цис-особей, и большей их адаптивности в экстремальной среде, чем транс. Точно так, как мужчины более адаптивны к экстремальным условиям, женщины – к оптимальным.

Для этого достаточно показать, что (1) энтропия для простых систем (кристалла, жидкости, пара) или для изомеров (симметричного, транс и цис асимметрии) изоморфна дисперсии фенотипов организмов той же структуры симметрии: билатеральной, транс и цис асимметрии; (2) изменчивость среды для организмов изоморфна температуре для агрегатных фаз и изомеров. Мне кажется, это довольно очевидно. Ведь с ростом изменчивости среды растет дисперсия организмов, так же как с ростом температуры растет энтропия.

А.Г. Как это проверить?

В.Г. Очень просто. Во-первых: много известных фактов подтверждает высокую дисперсию левшей: их повышенный процент, как и мужчин, среди гениев и слабоумных (дети, неспособные научиться читать – леворукие мальчики), их более короткая длительность жизни (почти на 9 лет!) и низкий индекс размножения (у леворуких к 45 годам в среднем 1,62 ребенка, у праворуких – 2,03!), повышенная подверженность многим болезням (иммунным, нервным), несчастным случаям и др. Во-вторых, о том же говорят результаты 7-летних антропометрических исследований частот крайних фенотипов в зависимости от рукости и пола у 6.000 детей по росту, весу и окружности головы. По всем трем параметрам дисперсия леворуких была шире, чем у праворуких, т.е. полностью подтверждают вывод по аналогии с полом и изомерами.

В заключение перечислю целый ряд успешных предсказаний теории, которые вытекают из идеи транслокации. (1) Когда один из наших далеких предков Homo erectus, это был несомненно самец, получивший первые гены прямохождения (самки тоже ходили прямо, но пока без генов, фенотипически, благодаря широкой норме реакции, высокой обучаемости и конформности, а остальные самцы должны были ходить на четвереньках, чтобы отбор их элиминировал), встал впервые на задние лапы, у него, если бы он носил ботинки, в начале должен был жать правый ботинок (центр прямохождения в левом полушарии), а потом, спустя много поколений (пока левое полушарие решало возникшие проблемы равновесия, создания шейки аорты, клапанов в венах ног и др.), вдруг, ни с того ни с сего, начал бы жать левый ботинок. И такое фантастическое предсказание полностью подтверждается. Если с Homo erectus, действительно все происходило по теории, то согласно закону рекапитуляции (онтогенез – краткое повторение филогенеза), в онтогенезе также должна существовать транслокация доминантности с правой ноги на левую.

Именно такое, загадочное, открытие сделал в 1962 г. немецкий патологоанатом фон Бонин, измеряя правую и левую бедренные кости в зависимости от возраста. Оказалось, с 6 до 12 лет больше правая кость, а с 13 до 20 лет вдруг становится больше левая кость, т.е. в 12–13 лет детская правоногость превращается во взрослую левоногость. Эта транслокация должна происходить у мальчиков раньше, чем у девочек (предсказание нового открытия). В отличие от рук, имеющих много новых функций, у ног их мало. Этим объясняется, что человек, как вид праворук и левоног . Если же тестировать руки по старой функции (хватательной), а ноги по новой (письму), то теория предсказывает диаметрально противоположный вывод: человек окажется леворук (по хватательному рефлексу так и есть!) и правоног. Это легко проверить: закройте, пожалуйста, глаза и представьте, что пишете ногой по песку. Какой ногой написали?

А.Г. Правой.

В.Г. Правильно. Все пишут правой ногой. Вот вам непредвзятое доказательство теории.

(2). Обезьяны брать корм (старый признак) должны чаще левой рукой, а открывать шпингалет (новый) – правой. Специальные полевые наблюдения и обширные эксперименты дюжины авторов с примерно 1200 обезьянами это предсказание теории полностью подтверждают – корм берут гораздо чаще левой рукой, а шпингалет ящика с бананом открывают почти всегда правой.

(3). Так как «инструментальные» функции рук явно моложе «неинструментальных», то можно предсказать, что степень праворукости по первым должна быть выше, чем по вторым. По этнографическим фильмам трёх традиционных (дописьменных) культур эти величины оказались: для первых – 84% ПР, для вторых – 54%.

(4). По той же логике, эволюционно старые звуки – средовые (шум дождя, моря, лай собаки, кашель и др.) лучше должно улавливать левое ухо, а смысловые звуки (слова, числа) – правое. Опыты по дихотическому прослушиванию это предсказание полностью подтверждают.

(5). По зрительному рецептору, по той же схеме, старые стимулы вспышку света (молния) лучше должны улавливаться в левом зрительном поле, тогда как новые – мелькание слов или чисел – в правом. Тахистоскопические эксперименты это также подтверждают.

(6). Недавно калифорнийские ученые по той же методике предлагали испытуемым обычные слова (древнее) и брэнды (моложе). На этот раз, в полном согласии с теорией, лучшие результаты были по первым в левом зрительном поле, а по вторым – в правом.

(7). То же самое и по тактильному рецептору: незнакомые (новые) предметы на ощупь лучше должна узнавать правая рука, а знакомые (старые) – левая. Этот прогноз теории также подтверждает целый ряд экспериментов по дигаптическому узнаванию предметов.

(8). По обонянию, все должно быть наоборот, т.к. у человека оно утрачивается, то чувствительнее должна быть левая ноздря. И это подтверждается; она, как правило, уже и чувствительнее, чем правая. На это иногда возражают так, что левая ноздря чувствительнее, т.к. уже. Тогда я спрашиваю, почему она уже? Ответа нет.

(9). По новой теории, в филогенезе рукость менялась: амбидекстрия праворукость леворукость. Поскольку мужской пол – авангард, то в этом ряду его доля должна расти. Этот прогноз теории тоже оправдывается. На каждую женщину приходится среди амбидекстров ~ 0,5, среди праворуких ~ 0,9, а леворуких ~ 5 мужчин.

(10). Так как правое полушарие – биологическое, видовое, филогенетическое, левое – социокультурное, этническое, онтогенетическое, то дисперсия в популяции должна быть больше по вторым. Это полностью подтверждают опыты в трех этнических группах в Америке: индейцев, негров и белых (1220 человек) и у чукчей у нас.

(11). Безусловные рефлексы древнее, чем условные, поэтому должны быть сильнее слева, а те – справа. Хватательный рефлекс у младенцев, несмотря на видовую праворукость человека, сильнее выражен у левой руки, при этом даже участие ладони сильнее слева, а пальцев – справа.

(12). Из теории вытекает еще одно интересное предсказание: правое полушарие, как аналог женского пола, должно быть устойчивее, чем левое. Значит при утрате сознания (засыпание, обморок, клиническая смерть) для левого полушария она наступает несколько раньше, чем для правого. И, наоборот, при появлении сознания, первым должно просыпаться правое, а левое – позже.

Таковы некоторые факты, которые существующие теории не могут объяснить, а новая теория предсказывает и трактует просто. Она предсказывает поведенческо-психологический диморфизм и изоморфизм между латеральным и половым диморфизмом, и дает его критерии. Психология транс-особей (правшей) должна быть типично женской. Рациональная стратегия сохранения – консерватизм, законопослушный конформизм, коллективизм: «поступай как все», «шагай в ногу» – адаптивна в стабильной (opt) среде. В политике – умеренные соглашатели, центристы; в шахматах – позиционный стиль (только не проигрыш!); в пословицах – «от добра добра не ищут», «тихо едешь – дальше будешь», «знакомый чёрт лучше незнакомого ангела»; в объединениях (партия, банда, толпа) – чаще ведомые и т.д. Психология цис-особей (левшей) – типично мужская, адаптивная в изменчивой (extr) среде: иррациональная стратегия перемен (реформаторы, инакомыслящие, индивидуалисты, бунтари, экстремисты, маргиналы, шагающие не в ногу); в политике – радикалы; в шахматах – комбинационный стиль (только не ничья!), в пословицах – «или пан, или пропал», «риск – благородное дело», лидеры объединений – чаще левши, и т.д.

Так как и мужской-женский и цис-транс фенотипы формируют андрогены и эстрогены, то рассмотрение по обоим признакам 4 парных фенотипов: ТэЖэ, ТэМа, ЦаЖэ и ЦаМа, усиливает гормональный пол при суммации векторов: э+э – как бы «сверхсамки», и а+а – «сверхсамцы», и ослабляет при их вычитании (а-э , и э-а). Повышенная порция андрогенов сужает норму реакции и расширяет фенотипическую дисперсию, тогда как эстрогенов – наоборот. Это приводит к большей поляризации модальных и дисперсных групп.

Поэтому, если объединить модальные группы ТЖ, ТМ, ЦЖ (~92%) и модальную часть ЦМ (~7%), то можно локализовать долю «низкочастотных» участков ЦМ («групп риска») ~ 1%. Именно из этих частей ЦМ формируются редкие фенотипы всех уникальных, и активных в разных сферах личностей. Левшами были ученые: ак. Сахаров, Павлов, Эйнштейн, Бор, Пуанкаре, Максвелл; художники: Пикассо, Леонардо да Винчи, Микеланджело, а также слабоумные, неспособные научиться читать-писать. Миллиардеры: Гейтс, Тёрнер, Сорос, Дэвид Рокфеллер, Русос, Березовский, Ходорковский; президенты: Форд, Рейган, Буш, Клинтон (4 из 5 последних в 20 в.), Путин; полководцы: Александр Македонский, Юлий Цезарь, Наполеон, а также террорист

Бен Ладен, маньяк-убийца Чикатило, и др. (рукость современников определялась по сцеплению пальцев, наблюдавшемуся по ТВ).

Можно ли уничтожить террористов войнами (Израиль, Афганистан, Чечня, Ирак)? Нет! Почему? 1. Теряем и «гениев». 2. Принцип «оборачиваемости» гласит: «чем выше смертность левшей мужчин, тем выше их рождаемость». Если даже не убивать, а кастрировать (не гуманнее, но дешевле), рождаемость все равно возрастет! В день референдума в одном роддоме Чечни родились 4 девочки и 13 мальчиков, т.е. на 100 девочек, вместо 106–108 мальчиков, 325! (демографический «феномен военных лет»). Их левшество увидим в школе в 2010 г., когда они начнут писать левой рукой, или в «Норд-осте» в 2020, когда придут с автоматом в левой руке. Таковы законы природы. Их надо понимать и учитывать! Нужны более гибкие и умные методы, чем танки и зачистки (тушение огня бензином!). Нужны новые идеи.

А.Г. Что это за тест, о котором вы говорили? Какой палец сверху?

В.Г. При сцеплении пальцев праворуких сверху бывает правый палец, у леворуких – левый. Как вам удобнее сцепить пальцы? Не думая.

А.Г. Вот так.

В.Г. Вы правша, я тоже правша.

А.Г. А леворукие вот так делают?

В.Г. Да.

А.Г. То есть левый палец сверху?

В.Г. Да. Этот тест самый значимый. Так как его никто не переделывает. Следовательно, все выдающиеся люди – мужчины-левши, среди них и гении и слабоумные, и великие гуманисты и злодеи-преступники. Это обусловлено их широкой дисперсией, которая, в свою очередь, зависит от условий среды. В любых экстремальных условиях она растет, в оптимальных – падает. Это имеет важное адаптивное значение и объясняет эволюционный смысл и предназначение мужчин и левшей. Если сказать в двух словах, афористично, то они творцы эволюции, но творят ее для женщин и правшей!

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Свитов Сергей
Статью разместил: Свитов Сергей
Свитов Сергей – Ученик Воронежского Института Практической Психологии и Психологии Бизнеса. Рассматриваю психологию как реальный инструмент изменений и приобретения навыков. Если рассматривать психологию как "супчик для души", жевания соплей, и сантименты, то результаты будут носить случайный характер. Ищите меня в ВКонтакте!

Есть что сказать по теме, оставь комментарий:

Уведомление
avatar
wpDiscuz

Есть что сказать по теме, оставь комментарий:

Есть что сказать по теме, оставь комментарий: