Цивилизация эмпатии (RSA Animate — The Empathic Civilisation)

За последние 10 лет было проведено немало исследований в области эволюционной биологии, нейро-когнитивных науках, изучения развития детей и других направлениях, занимающихся вопросами поведенческих аспектов человеческой жизнедеятельности – совершающих рода «путешествия» по человеку, но фиксирующих новые результаты, не свойственные устоявшимся представлениям о человеческом поведении, что представляет своего рода вызов науке.
При этом, появились и другие вопросы, которые не дают покоя данным направлениям, бросают вызов устоявшимся знаниям институтов, которые мы сами создали — институтов образования, институтов предпринимательства и власти и т.д.

Позвольте обратиться к началу 90-х гг. — Парма, Италия, лаборатория по изучению сна. Там была создана машина по сканированию мозга – MRI. Изучали обезьяну, макаку, пытающуюся расколоть орех. Когда кто-то заходил в лабораторию, «вспыхивали» определенные нейроны в мозге обезьяны, что отражалось на экране машины. И вот, по случайности ли, в лабораторию зашел человек-сотрудник лаборатории – в сознании обезьяны отреагировали нейроны-человек был, видимо, голоден, он расколол орех и съел.

Обезьяна была шокирована – кто это, вторгшийся и съевший орех?! И чуть ранее машина отразила вспыхнувшие импульсы в ее мозге аналогично вспыхнувшим импульсам в мозге сотрудника, наблюдавшего за ней.

Ученые решили, что это ошибка и машина сломана – у них не было догадки по поводу случившегося, почему сигналы нейронов обезьяны и человека оказались одинаковы. Однако затем MRI протестировали на других животных, в частности, шимпанзе, чья кора головного мозга аналогично велика – как у человека: и снова, и снова результаты были неизменными. Все дело было в «зеркальных» нейронах.
Так вот, все млекопитающие, например, слоны, собаки и дельфины — по поводу последних еще не точно — идут исследования, — все люди «опутаны» этими зеркальными нейронами.

Если я наблюдаю за вами – проявлениями злости, фрустрации, чувством отторжения, радости, нейроны, отвечающие за подобные эмоции, сигналят и во мне. Это интересно: видя паука, ползущего по чьей-то руке, меня бросает в дрожь.
Мы рассматриваем это как само собой, и все же мы так устроены, что ощущаем тоже, что и другие.

Зеркальные нейроны – это всего лишь малая толика в целом спектре исследований в области нейропсихологии, исследовании мозга, развития детей, где определено, что мозг человеческий устроен именно так не для того, чтобы продуцировать агрессию, насилие, корысть, утилитаризм, но чтобы мы были общительными, испытывали чувство привязанности, ответные чувства, проявляли дружеские отношения.

Первым из стимулов является потребность в сопереживании (эмпатии). Что такое эмпатия?

Когда у няни плачет малыш, другие тоже кричат, хотя не знают, почему. Так они проявляют чувство сострадания, имеющее биологическую природу.

В возрасте 2,5 лет ребенок начинает узнавать себя в зеркале. Это возраст, когда при взрослении эмпатия переживается как культурный феномен.

Когда ребенок осознает, что наблюдая за кем-то, он переживает те же чувства, что и наблюдаемый, он это понимает. Речь идет о двух разных разумных существах. Личность развивается параллельно с развитием в нем чувства эмпатии. Развитие личности подразумевает развитие эмпатии.

В возрасте около 8 лет человек узнает, что есть жизнь и смерть, откуда берутся дети, что жизнь-одна, она хрупка и ценна, и, однажды, он умрет. И вот здесь начинается его путь познания.

Ребенок узнает, что жизнь-одна, хрупка, и однажды он умрет, что жизнь полна забот или, что, например, лисица никогда не доберется до долгожданного леса. И вот, когда он все это узнает, а также, что каждое мгновение ценно и что у каждого свой жизненный путь, это позволяет осуществить ему мыслительный эксперимент — он понимает, что все то же самое есть и у других людей.

Таким образом, если мы думаем о ситуациях, в которых осознаем наших собратьев, это потому что мы переживаем то же самое – радость жизни и страх смерти. И мы выражаем солидарность в виде сопереживания.

Эмпатия – это противоположность утопии.

На небесах ее – эмпатии – нет — я вам это гарантирую и сообщаю об этом, прежде чем вы попадете туда.

Там нет эмпатии, т. к. нет смерти. Ее нет в утопии, т.к. там нет страданий. Эмпатия произрастает из признания существования смерти и радости жизни, стремления к тому, чтобы радоваться всему живому. Она основывается на хрупкости и несовершенстве человеческой природы.

Т.е. когда мы говорим о цивилизации сопереживания, мы имеем ввиду не некую утопию, а способность каждого проявлять социальную солидарность, т.к. у каждого только одна жизнь на этой планете.

Мы — homo emphaticus, так вот в чем вопрос: как менялось в истории человеческое сознание? Ведь сознание современного человека устроено не так как у средневекового или первобытного.

С этого вопроса я начал исследование 6 лет назад: как сознание менялось в истории?

Ведь сознание современного человека устроено не так как у средневекового или первобытного. Таким образом, я хотел бы выдвинуть гипотезу: возможно ли, что мы — человечество, объединенное сетью нейронов эмпатии, могли бы сопереживать всему человеческому роду как своей семье, друзьям как семье в расширенном значении, как общей среде обитания — биосфере?

Возможно ли, что мы могли бы сохранить на земле всех живых существ? Если нет, то я не знаю, как бы мы могли перейти на уровень глобального сопереживания. Эмпатия – это невидимая рука, это то, что позволит нам достичь нашей способностью сопереживать другому, т.е. социальной общности в том смысле, как мы здесь это называем.

Итак, сопереживающий означает — цивилизованный, а цивилизованный – сопереживающий.

В первобытных обществах коммуникация курсировала между племенами на расстоянии крика, а любой «другой», родом с соседнего холма, был «чужим». Таким образом, эмпатия ограничивалась рамками кровнородственных отношений.
Рассматривая аграрные общества, мы можем увидеть, что письменность повлияла на развитие нашей нервной системы, позволила преодолеть пространство и время, разнообразила навыки, укрепила «самость» каждого и развила религиозное сознание.

Однако здесь эмпатия распространяется на иные феномены: вместо кровнородственных связей племенного общества мы переходим к религиозным связям. Так, один еврей, видя другого, воспринимает его как «родственника», аналогично-христиане и мусульмане.

В 19 веке происходит промышленная революция, и развитие рынков порождает феномен национального государства: вдруг британцы стали воспринимать британцев как свою «семью», немцы – аналогично немцев, американцы-американцев. Но ведь не было такого понятия как Германия, Франция – это фантастика. Но это позволяет нам расширить границы эмпатии, отталкиваясь от основ лояльности и идентичностей, благодаря новой энергетической революции, покорению времени и пространства.

Почему же мы ушли от сопереживания на основе кровнородственных связей — на религиозной почве — к национальной основе? Могут ли в действительности технологии позволить нам расширить круг сопереживания, включив все человеческое сообщество, охватив всю биосферу целиком?

И – то, о чем мы только что говорили, остановившись на национальной идентичности — у нас были идеологическая кровнородственная и религиозная основы эмпатии — технологии нам даны, чтобы ощутить себя «семьей» не только за счет тех, указанных оснований.

Землетрясение на Гаити, Чили, но, особенно, Гаити – через час – на Твиттере, через два-на видео — you tube – через три – все человечество бросилось сопереживать Гаити. Будь мы материалистами, эгоистами, утилитаристами и гедонистами, не реагировали бы мы так на события на Гаити.

Очевидно, 175 тыс. лет назад в Африке, в долине Рифт проживало порядка 10 тыс. человекоподобных обезьян — наших предков. Генетики определили у одной – «общей» женщины набор генов, определяемый у всех присутствующих здесь дам, и это более чем странно, и 1 подобного мужчину, называемого Y – хромосомным Адамом, очевидно, вполне здорового парня, и гены их присутствуют у всех.
И вот, пожалуйста: результат — 6-8 блн. человек – на каждом этапе нейронного развития присутствуют эти гены – теологического, психологического, идеологического, драматического…

Мы все видим этот мир по-своему, боремся друг с другом – ясно, почему, — всего 2 человека – Библия была права, мы не могли произойти от многих, но, в таком случае, мы должны начать думать как «семья», расширить рамки нашей идентификации, должны представить себя единым человечеством, близких – как попутчиков по жизни, других – как часть эволюционировавшей «семьи».
Нам надо переосмыслить то, как мы объясняем человечество. Если мы действительно homo empathicus, надо вырастить в себе эту способность. Оно не проявится, будучи придавленным родственными узами, образовательной системой, бизнесом и правительственными структурами, а там еще добавятся: нарциссизм, материализм, насилие, агрессия – все это тоже влияет.

Если мы способны обсуждать такие вещи на мировом уровне, так давайте прямо здесь и начнем – в Британской международной ассоциации, вот, чем мы сейчас и занимаемся. Чтобы начать говорить о человеческой природе, нужно стать сопереживающими окружающим. Так что мы можем переосмыслить институты и общество и подготовить почву для цивилизации сопереживания.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Свитов Сергей
Статью разместил: Свитов Сергей
Свитов Сергей – Ученик Воронежского Института Практической Психологии и Психологии Бизнеса. Рассматриваю психологию как реальный инструмент изменений и приобретения навыков. Если рассматривать психологию как "супчик для души", жевания соплей, и сантименты, то результаты будут носить случайный характер. Ищите меня в ВКонтакте!

Есть что сказать по теме, оставь комментарий:

Уведомление
avatar
wpDiscuz

Есть что сказать по теме, оставь комментарий:

Есть что сказать по теме, оставь комментарий: