Полиграф 36 —
Психологическая помощь, семейное консультирование, тренинги, обучение, психотерапевтические группы.
Время работы:
пн-пт, с 10:00 до 21:00
8 951 556-78-91
ул. Владимира Невского 32

Быстрая жизнь в медленном мире и проблема терпения

Терпение есть добродетель, которая была побеждена эрой Твиттера.

Очень часто в городской суете и постоянном стрессе, гнев и ярость у нас вызывают любые ситуации, требующие терпения: тормозящие водители, медленный интернет, недвижимая очередь в магазине, — все они сводят нас с ума. Даже прочтение длинной статьи может стать мучительным для современного человека, так что мне нужно поторопиться.

11296125Так почему медленные вещи сводят нас с ума? Ответ прост: потому что быстрый темп жизни перекосил наше внутреннее чувство времени. То, что наши пра-пра-бабушки и дедушки нашли бы каким-то чудом эффективности и быстроты, сегодня раздражает нас своей заторможенность.

Проблема терпения имела большое значаение для нашего вида: терпение и нетерпеливость имели эволюционное предназначение, точно настроенный внутренний таймер, который подсказывал нашим предкам, когда стоило выждать подольше или когда необходимо было приступать к действиям. Нетерпимость оберегала нас от траты слишком большого количества времени на одно бессмысленное дело. В своё время это дало нам импульс к деятельности.

Но этой хорошей вещи пришёл конец. Теперь у нас стали появляться ожидания, которые не могут быть оправданы достаточно быстро или вообще оправданы. Дошло до того,  что, когда нечто движется медленнее, чем мы ожидаем, наш внутренний таймер начинает растягивать время ожидания, вызывая гнев, непропорциональный задержке.

ib2s1Q0-77MХартмут Роза сообщает нам, что скорость движения человека от досовременных времён до наших дней увеличилась в 100 раз, скорость связи подскочила на 10000000 единиц времени в XX веке, а передача данных выросла на коэффициент, равный 10 млрд.

Положение дел хорошо иллюстрирует эксперимент, который в начале 1990-х гг. провёл Роберт Левин. Психолог сравнил ритм жизни в тридцати одном городе мира по нескольким показателям. Он и его команда выясняли среднюю скорость ходьбы людей в разных городах, скорость выполнения рутинных задач и точность часов в банках. Результаты показали, что самый напряжённый ритм жизни в США, северных странах Европы и странах Юго-Восточной Азии. А в 2000-х психолог Ричард Уайзман обнаружил, что скорость ходьбы в мире увеличилась на 10 процентов.

В результате мы получаем порочный круг. Ускоряющийся темп жизни общества сбрасывает наши внутренние таймеры, которые начинают воспринимать всё как слишком медленное и приводят нас в состояние импульсивного гнева. Конечно, ваше восприятие может измениться, но в целом общество становится всё более импульсивным.

Время тянется, когда мы испуганы или испытываем беспокойство, объясняет Хэммонд. Например, арахнофобы переоценивают время, проведённое в комнате с пауками; время для новичка, впервые прыгающего с парашютом, тянется невозможно долго. Люди, пережившие дорожно-транспортные происшествия, рассказывают, что события словно бы разворачивались в замедленном темпе. Но это происходит совсем не потому, что наши мозги ускоряются в подобных ситуациях. Время искажается, потому что наши переживания слишком интенсивны. Каждый момент, в который нам что-то угрожает, кажется новым и ярким. Этот физиологический механизм выживания усиливает наше понимание происходящего и вызывает больше воспоминаний, чем в обычной ситуации в течение такого же временного промежутка. В итоге наш мозг обманывается, считая, что прошло больше времени.

Кроме того, наш мозг, в частности островковая область, связанная с моторикой и восприятием, может измерять течение времени путём анализа и интеграции множества сигналов от наших тел, таких как сердцебиение, скольжение ветерка по нашей коже и состояние жгучего гнева. Мозг судит о времени путём подсчёта количества и качества сигналов, которые он получает от организма. Таким образом, если сигналы приходят быстрее в течение определённого интервала, мозг будет анализировать эти сигналы и считать, что интервал занял гораздо больше времени, чем на самом деле.

Когда мы напуганы (или тревожны, или несчастны), наши органы посылают больше сигналов мозгу, который в свою очередь насчитывает больше секунд, чем прошло на самом деле. Десять секунд ощущаются как пятнадцать, один час как три и т.д.

Но есть и ещё одна сторона взаимосвязи скорости общества, эмоций и восприятия времени. Невролог Джеймс Мур сумел показать, что время проходит быстрее, когда мы имеем прямую связь с последующим событием, когда мы чувствуем, что мы добиваемся конкретного результата. Учёные называют такой опыт «временное связывание». И наоборот. Мур отмечает:

Когда у нас нет контроля над событиями или мы его не чувствуем, происходит обратное: внутренние часы замедляются, то есть мы ощущаем, что промежутки времени тянутся дольше.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


#Статьи по тегам:

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: